Психологические механизмы влияния тоталитарных групп на личность: профилактика и преодоление зависимости

Николай Орел

Кумиры и ложные понятия, овладев человеческим духом и глубоко внедрившись в него, держат дух в плену не только в том смысле, что истина только с трудом находит к нему доступ, но и в том, что если этот доступ разрешается и санкционируется, при обновлении нации они снова выплывут и будут создавать препятствия, если появления их не предусмотреть и по возможности не оградиться от них.

Фрэнсис Бэкон.

Орел Н. Психологические механизмы влияния тоталитарных групп на личность: профилактика и преодоление зависимости // Контроль сознания и методы подавления личности: Хрестоматия — / Сост. К. В. Сельченок. — Мн.: Харвест, М.: ООО «Издательство ACT», 2001. — 624 с. — (Библиотека практической психологии). — С. 413-443.

Свобода выбора и принуждение, осознанность и автоматизм поведения, индивидуальность и обезличивание. Эти темы вызывают повышенный интерес в связи с массовым внедрением приемов манипулирования людьми и скрытого управления их поведением в практику работы спецслужб, коммерческих фирм, средств массовой информации, органов государственного управления. Быть свободным индивидом либо послушным винтиком в огромном механизме технотронного государства — такова одна из главных альтернатив современного общества.

Тем, кто не желает поступаться собственной свободой, упорно сопротивляется любым приемам подавления личности и “промывания мозгов”, предназначены работы, собранные в настоящей хрестоматии.

ISBN 985-13-0356-9 (Харвест) © К. В. Сельченок, составление, 2001
ISBN 5-17-007318-6 (ACT) © A.E. Тарас, общая редакция, 2001

Введение

(413:) Наше время вовсе не случайно многими культурологами и представителями общественных наук именуется эпохой расцвета тоталитарных сект. Во всех развитых странах мира из года в год нарастает осознание крайней необходимости оказания эффективного противодействия все возрастающему деструктивному влиянию всевозможных “гуру” и “вестников”. К сожалению, лидерами стран СНГ острота проблемы развития деятельности тоталитарных сект до сих пор остается не до конца осознанной, в то время как финансовые, политические и психотехнологические мощности такого рода минисообществ увеличиваются день ото дня. До сих пор не получила должного развития практика восстановления социальной (414:) идентичности жертв деструктивных культов, хотя социальный запрос на проведение реабилитационных психокорригирующих мероприятий угрожающе значителен. Однако вряд можно разработать эффективную систему психореабилитационных мероприятий без углубленного понимания механизмов самой скрытой насильственной индоктринации.

Тоталитарные группы в социальных сообществах

Для уяснения места и роли тоталитарных групп в человеческом обществе представляется важным предложить следующую классификацию социальных групп.

1. Тоталитарные группы.
2. Паратоталитарные группы.
3. Культурные группы.

Под тоталитарной группой мы понимаем объединенное общим мировоззрением, ритуалами и образом жизни сообщество, для которого характерен абсолютный контроль властвующей верхушки над всеми областями личной жизни отдельных индивидуумов.

Формы тоталитарных групп.

1. Политические (маргинальные и радикальные, экстремистские партии, террористические группы).
2. Псевдорелигиозные (собственно секты: иеговисты, кришнаиты и т.д.).
3. Коммерческие (экспансионирующие маркетинговые сети, наркосообщество).
4. Оккультные (парапсихологические, магические, орденские т.п.).
5. Апокалиптические (уфологические, катаклизматические, йогические, сайентологические).

Паратоталитарные группы характеризуются высокой степенью единства взглядов, почти однозначной схожестью стратегий, целей и программ всех участников, обязательной иерархизацией отношений и достаточно жестким кодексом норм поведения, поощрения, наказания (формальное членство).  В то же  время, личная жизнь не регламентируется и цензуре не подлежит, контролируется лишь внешнее поведения участника такой группы под девизом “не выносить сор из избы”.

Формы паратоталитарных групп.

1. Политические (ведущие партии).
2. Корпоративные (фирменные, монопольные, спортивные).
3. Криминальные.
4. Элитные (финансовые, военные, академические, и др.).
5. Подростковые сообщества (неформальные молодежные объединения).

Культурные группы всегда самоорганизуются и развиваются естественным образом (синергетически). Основная форма, инструмент, технология и результат социализации личности, то есть инкорпорирования биологического индивидуума в конкретную социокультурную среду.

Формы культурных групп.

1. Национальные.
2. Имущественные.
3. Религиозные.
4. Территориальные (государство, страна, город).
5. Мировоззренческие (атеисты, формальные молодежные организации).
6. Виртуальные (Интернет).
7. Локально-временные (дети в пионерлагере, студенты, школьники).
8. Половозрастные группы.

Психологическое зомбирование в постиндустриальном информационном обществе

Олвин Тоффлер, говоря в книге “Футурошок” о нарастании новизны и скорости, сопутствующих экспоненциально возрастающему информационному взрыву, говорит об ограниченности человеческой психики в восприятии всего массива окружающей (416:) информации. Именно поэтому люди тяготеют к включению в специфические субкультурные сообщества. Само постиндустриальное общество с его интенсификацией информационных и культурных сообществ создает условия для бегства большинства своих граждан в те или иные группы, которые защищают рамками своих простых, но законченных и целостных мировидений, от все нарастающего давления внешней информации. Примеры — панки, рокеры, болельщики, толкиенисты, политические партии, и т.п. Речь идет об особой форме групповой психозащиты, которая может рассматриваться как попытка конституционально и культурно схожих индивидуумов совместно защитится от размывающих и дезориентирующих их культурных влияний.

Наиболее антисоциальным и имеющим тенденцию к перманентному росту вариантом такого рода групповой психозащиты являются тоталитарные секты. Каждая такая группа имеет свою символику, свою ритуалистику, свой свод нравственных правил, свою систему наказаний и поощрений. Однако тоталитарные секты, в отличие от рокеров, металлистов и т.п., опасны, прежде всего, тем, что при их создании целенаправленно используется целый комплекс приемов суггестивного, программирующего воздействия, что создает условия для количественного и имущественного разрастания секты, подобно раковой опухоли. Все без исключения тоталитарные секты помимо потакания нарциссизма гуру неизбежно приносят ему и его ближайшим сподвижникам вполне осязаемые материальные дивиденды за счет разорения рядовых членов.

В некотором принципиальном смысле структура и динамика развития тоталитарных сект примитивно и уродливо воспроизводит всю историю имущественного и политического расслоения общества, которая неизбежно сопровождает процесс становления всякой цивилизации. В древние времена все общество Египта или Ассирии было единой тоталитарной сектой, на вершине которой находились учителя и пророки, а процессы консолидации обеспечивали искусно подготовленные и изощренно действующие психологи-жрецы, так что ничего принципиально нового в контексте истории культуры тоталитарные секты в жизнь человечества не принесли. Их опасность заключается в том, что их руководители присваивают себе прерогативу на владение душами новообращенных, на полный контроль над их поведением и имуществом. Однако в принципе это ничем не отличается от устремлений любой властной элиты, которая с помощью постигнутых психологических законов эксплуатирует архаичную веру человека в чудо и неискоренимое желание быть ведомым и защищаемым.

Специфику современной социальной ситуации существования человека определяют следующие факторы:

1. Существование современного человека в информационно плотной среде: агрессия масс-медиа и множество слабо контролируемых контактов.

2. Дезориентированность современников в условиях футурошока (нарастающий обвал мироподдерживающих проблем — экологическая, демографическая, сексуальная, социотропная революция в условиях информационного взрыва).

3. Атавизмы холодной войны, материализующиеся в различных формах геополитического противостояния и идеологической агрессии.

4. Психологическая неграмотность населения как предпосылка безусловной податливости профессиональному суггестивному давлению заинтересованных лиц.

5. Невозможность сокрытия профессиональных зомбирующих секретов от нечистоплотных дельцов (за деньги всякий желающий получает сведения о современных эффективных психотехнологиях).

6. Экономическая заинтересованность как основной мотив любых организаторов сектообразующей деятельности.

7. Массированное финансирование сектоорганизующих мероприятий заинтересованными кампаниями.

8. Отсутствие реально действующих общесоциальных институтов психогигиены и психопрофилактики.

К истории вопроса

Имущественные и экономические интересы испокон веков мотивировали активные поиски психотехнологий, позволяющих заинтересованному лицу управлять волей других людей. “Предоставьте нам ребенка до 7 лет — и потом делайте с ним, что хотите, он уже наш” — говорили иезуиты. Вербуемые взрослые иезуиты рассматривались как агенты, но истинные иезуиты воспитывались с раннего детства.

Сегодня во многих тоталитарных группах приглашаются родители с малыми детьми, и не случайно. Фактически речь идет об организованном воздействии на психику в определенный период, характеризующийся наибольшей открытостью к формирующим воздействиям. Тем самым создается целостная основа, в соответствии с которой (по аналогии с выращиванием кристаллов поваренной соли в перенасыщенном растворе) в дальнейшем выстраивается вся картина мира. Прививается тот понятийный фильтр, через который впоследствии оценивается и фильтруется все воспринимаемое.

Когда идет работа гуру со взрослым человеком, перед первым стоит задача изменить фундаментальный смысловой и ценностный фильтр последнего. Матрица семантических глоссов разрушатся сильнейшим психофизическим стрессом, а затем выстраивается другая. Но сначала необходимо депрограммировать человека в секте от социальных влияний.

Любая инициация — это “возрождение через смерть”. Все ритуалы проводят посвящаемого через символическую смерть и мистерии. Термин “мистерия” происходит от греческого слова musterion, означающего “то, что предназначено только для (с. 419:) посвященных”. И, несомненно, многих людей привлекали в тайных религиозных обрядах именно экстаз и чувство обновления, вызываемые последовательными изощренными ритуалами приобщения. Празднества посвящения обычно продолжались в течение нескольких дней и заканчивались тайной драмой жертвоприношения и воскресения.

В Элевсинских мистериях залы для посвящения живо напоминали ужасы Гадеса (правителя подземного мира). Все это сопровождалось впечатляющими ритуальными драмами. После успешного прохождения жестоких испытаний, с ловушками и опасностями, кандидат получат почетный титул Мистее, то есть “видящий сквозь туман”. Это означало предоставление возможности доступа к Высшим Истинам. Далее, неофит проходит при инициации помещения все более блистательные, что символизирует восхождение души от низших миров к области света. Наконец он входит в сводчатую комнату, где стоит прекрасно освященная скульптура богини Цереры (Деметры) — покровительница земли и урожая (мак был священным цветком Цереры). Здесь в присутствии высших жрецов мистерий, одетых в богатые одежды, его посвящают в высшие секреты.

Говоря языком психофизиологии, так или иначе, в процессе глубокой индоктринации использовалась сенсорная депривация (резкое ограничение внешних сенсорных сигналов) — ведущая причина галлюцинирования.

Мэнли Холл так описывает обряд посвящения в жрецы в Древнем Египте, происходящим в предназначенной именно для этого пирамиде:

“В Камере Царя разыгрывалась драма “второй смерти”. Здесь кандидат, распятый на кресте солнцестояния и равноденствия, погребался в громадном саркофаге. В этой комнате глубокая мистерия создавалась всем — от атмосферы до температуры: в ней стоял пробирающий до костей холод. Эта комната была промежутком между материальным миром и трансцендентальными сферами Природы. Таким образом, (420:) Великая пирамида может быть уподоблена воротам, через которые древние жрецы позволяли проходить для достижения индивидуального завершения лишь немногим”.

Приверженцы Диониса добивались слияния со своим богом через обильные возлияния и танцы, потворство влечениям и освобождения от всяческих запретов. Связанные с культом ритуалы включали оргиастические праздники с участием певцов и музыкантов и жертвоприношениями Богу Сладострастия. В Мистериях вино использовалось прежде всего для того, чтобы доносимые образы ярко и глубоко впечатывались в сознание неофитов. К слову, гипотетически можно предположить, что психоделики не исчезают из общества, так как являются важным культурным фактором сплочения, свидетельства о наличии особой символической системы, своего языка, помогают ближе сойтись с другими людьми.

Интересен пример психопрограммирования, предпринимаемого в секте ассасинов, действовавшей в Персии в XIII веке. “Это были фанатики-мусульмане, убивавшие крестоносцев. Марко Поло описал прекрасный сад, укрытый между двух гор и известный только тем, кто принадлежал культу. Защищаемый со стороны входа хорошо укрепленным замком, сад, как утверждают, был разбит в соответствии с представлениями пророка Магомета о рае. “В нем можно было найти всевозможные фрукты и самые прекрасные дворцы в мире”, — писал Марко Поло. — “Там были каналы — по одному текла вода, по другому мед, по третьему вино; там находились самые красивые в мире женщины, которые пели и играли на музыкальных инструментах и танцевали лучше кого бы то ни было”.

В этот Эдем могли войти только те молодые люди, которые хотели стать ассасинами. Когда верховный глава культа считал их готовыми к посвящению, юношам давали гашиш до тех пор, пока они не (с. 421:) впадали в наркотический сон. Затем, по словам Поло, их вносили в сад, где они пробуждались, окруженные несказанным великолепием. Ни один из тех, кто испытал это блаженное состояние и почувствовал себя как в раю, где исполнялись любые причуды, никогда не пожелал уйти. Но в обмен за эти наслаждения ассасины были вынуждены выполнять определенные задания для своего господина или изгонялись. Эти задания сводились к одному — убивать, и ассасины выполняли свои задания в слепом повиновении.

Члены секты ассасинов, ведущей свое происхождение от исмаилитской религии, верили, что в цепи сотворения мира было семь звеньев и что божественная мудрость будет открываться человеку в каждом месте сочленения звеньев по мере его продвижения к богу. Стремившиеся к озарению подвергались специальному посвящению, перед тем как взойти на новую ступень познания. По некоторым сообщениям, относящимся к XIX веку, откровения на каждом новом уровне опровергали все, что было познано ранее. На высшей ступени раскрывалась последняя тайна ассасинов: царство и ад суть одно и то же, все действия бессмысленны и нет ни добра, ни зла, а только добродетель повиновения духовному владыке”.

С определенной точки зрения, история человечества является историей войн, поединков и битв. Однако усложнившаяся современная реальность диктует необходимость применения более тонких, а значит более эффективных методов принуждения ближнего к согласию с позицией, необходимой заинтересованному лицу, нашедших свое кульминационное выражение в технологиях работы сотрудников спецслужб.

Современность характеризуется скрытым характером агрессивных манипуляций. В настоящее время фактически утрачены те знания о тонких приемах и элегантных методах управления психикой субъекта, каковые широко использовались задолго до начала известной нам истории (ритуальная музыка, священные танцы, сокровенные галлюциногены, понимание смысла формул и фраз и т.п.). Включив в себя некоторые из наиболее примитивных древних техник, на их место пришли современные активные психотехнологии программирования.

Качества и свойства руководителей тоталитарных групп

Авторитарное поведение.

Нетерпимость к чужому мнению.

Прирожденная суггестивность (хороший рассказчик, имитатор, актер, отличная память, ощущение бывалого человека).

Холерический темперамент и истероидность.

Часто в жизненном в опыте имели место реальные либо вымышленные опыты паранормального характера (внечувственный опыт).

Пережили экстремальный опыт (аварии, болезни, опасности) чудесного спасения.

Абсолютная уверенность, в основе которой лежит реальный (вымышленный) опыт.

Развитый интеллект.

Большое чувство опасности (“волчий нюх”); обхитрить их неофиту практически невозможно.

Организовывают систему доносительства, что не только цементирует группу, но и вносит особый аромат в характер любых переживаний.

Прекрасно разбираются в людских пороках, улавливают чувство вины, опасности для себя; недаром ключевой причиной склонности человека к тем или иным культам называется отягощенность страстями и сопутствующими сомнениями в себе, связанными с ощущением собственной “греховности”.

Склонность к ритуалам, определяемая стремлением приглушить экзистенциальный страх перед непредсказуемым миром.

Склонность к магическому мышлению; для них все случайности имеют особый смысл.

Эгоцентризм, неуважительное отношение к последователям (от грубости до непочтительности, приказной тон).

Нарциссизм, жесткие схемы самоидентификации.

Манипулятивные умения и навыки эффективного суггестивного влияния.

Склонны к активному накоплению информации (вынуждает миссия наблюдать за лучшими находкам других людей), быстро перенимают опыт других.

Неумение вести диалог, склонность к монологическому изложению императивно навязываемых лично истинных позиций.

Стремление намеренно инфантилизировагь последователей (склонность к использованию обращений “сын”, “дочь”, “чадо”).

Универсальные идеи, выдвигаемые различными тоталитарными группами

Претензия на обладание истиной в последней инстанции.

Развернутое предложение многообразных способов поддержки защиты и получения личной безопасности (бессмертие души; группа как семья; “истинные” родственники; братья и сестры).

Гарантия спасения, достигаемого за счет предания собственной воли гуру.

Апелляция к чувству гордости (гордыня иллюзии избранничества).

Апелляция к реальным проблемам современного мира и описания золотого века в далеком прошлом либо в будущем (изоляция от настоящего).

Апелляция к несовершенству любых других идей.

Обещание особых даров, скрытых способностей и тайных сил.

Обязательность поэтапного посвящения в тайны или силы.

Обещание конкретных “земных” выгод (деньги, здоровье, власть, пища, секс).

Доверительная передача никому не ведомых тайн.

Использование активной психотехники, медитаций, практикование достижения измененных состояний сознания (получение экстатического эмоционального “выигрыша”, достигаемого за счет стимулирования выработки эндорфинов).

Выстраивается примитивная, но стройная картина мира (специфическая интерпретация истории, толкование действий исторических персонажей).

Необходимость постоянной экспансии (обязанность пропагандировать учение; награждения за вновь приведенных).

Сомнения всегда преследуемы и наказуемы как центральный грех предательства.

Преследование и последовательное поношение отступников.

Поляризация движущих могуществ мира на силы добра и света.

Феномен временной и культурной диссоциации

При индоктринации неофита осуществляется фактическая дезинтеграция образа “Я”, выросшего естественным путем. Происходит насильственная замена его на искусственно сформированный псевдообраз “Я”, сама суть которого подразумевает возможность быть ведомым, управляемым и подчиняемым. Фактически личность фрагментируется и дезинтегрируется, насильственно лишается целостности и организующего центра. Результатом оказывается исчезновение желания быть независимым, стремление к рабскому повиновению более сильной фигуре и прекращение мотивации, направленной на реальное саморазвитие. Фактически жертва такого рода методичной деперсонализации неизбежно останавливается в своем развитии.

Внутреннее время, в пространстве которого разворачивается личная судьба и осуществляется углубление самовосприятия, останавливается. Такой(с. 425:) человек начинает жить вне личной истории, диссоциируется из мира реальных взаимодействий с окружающими субъектами. Он переходит в виртуальный мир специально выстроенных для него и ему же навязанных совершенно искусственных отношений с многозначащими фигурами гуру и “братьями по вере”. Это человек выпадает из реального культурного пространства, попадая в своего рода лакуну вневременного забытья, потому-то без применения специальных репрограммирующих техник столько трудно до него достучаться, как бы ярко ни блестели его глаза, сколь бы живой ни казалась его речь. На самом деле он “спит наяву”, будучи глубоко погруженным в галлюцинаторную виртуальную реальность впечатываемого в его психику сектантского мировидения.

Фактор финансовой зависимости

Немаловажным фактором становления зависимости от объединенных одними ритуалами, привычками и поведенческими шаблонами единомышленников оказывается создание финансовой зависимости. Современная жизнь организована таким образом, что любая из сфер человеческого существования в большей или меньшей степени зависит от наличия денежных средств. Крайне мощным дестабилизирующим фактором, вынуждающим к образованию этически неприемлемых, но адаптивно целесообразных связей, является отсутствие денег.

В известном смысле, психологически деньги ассоциируются со свободой. Они позволяют субъекту по собственному произволению удовлетворять возникающие желания и избегать предполагаемых или реальных опасностей. Финансово зависимый человек, то есть человек, лишенный возможности распоряжаться принадлежащими ему деньгами, вынужден безусловно подчиняться тому, кто предоставляет ему денежные средства.

Стадии завоевания контроля над сознанием

Л. Штамм выделяет следующие фазы в насильственной индоктринации членов сект:

1. Фаза вербовки осуществляется людьми, интуитивно чувствующими потенциального члена секты. На этой фазе происходит эмоциональное дестабилизирование человека и запутывание в противоречиях. Вербующий член секты старается вызвать доверие на длительное время, демонстрирует желание оказать помощь нуждающемуся, направив его на верный путь. Человек, осуществляющий вербовку, выглядит воодушевленным, радостным, проявляет себя членом сообщества, которое всех делает счастливым.

2. Введение в учение заключается в изложении основных положений предлагаемой доктрины. Основной задачей этого этапа является психологическая привязка вербуемого человека с вовлечением его в провозглашаемую идеологию, в смысл таинства. Форма вовлечений может быть разнообразной: курсы, семинары, лекции, богослужения, изучение книг, просмотр видеокассет, во время которых “учения”, излагаемые основателями секты, выдаются “порционно”. Наблюдается тенденция связывать людей новыми обязанностями, не оставляя им времени для самостоятельного критического осмысления происходящего. Активно используются комплименты и похвалы типа: “Как хорошо? что ты пришел, как мы рады тебя видеть” и пр. Таким образом, человек получает приятную для него эмоциональную поддержку. Процесс ввода в учение направлен на усиление контроля над мыслями и чувствами. Активно используется аутосуггестия, при которой человек начинает считать, что он получает в секте именно то, к чему он стремился. Создается своеобразная картина иллюзорного мира, обладающая аддиктивной привлекательностью. Вербовщики пытаются убедить человека в том, что пребывание в секте сделает его приближенным к элите, открывшей для себя особую правду.

Постепенно у вербуемого исчезает критическое отношение, которое могло присутствовать ранее. Параллельно прививается стремление к достижению значимой цели.

Индоктринация приводит к появлению у людей новой идентичности, новой личности, думающей, чувствующей в иных категориях, используется другая система ценностей. Формируется новая аддиктивная личность.

Наличие новой идентичности приводит к расщеплению личности с возникновением в подсознании ощущения опасности и несоответствия. Существует точка зрения, свидетельствующая о том, что сформированная у человека аддиктивная личность конфронтирует с прежней личностью. Ощущение раздвоенности может провоцировать эмоциональное напряжение. Подсознательные импульсы при наличии двойной идентичности не контролируются в достаточной степени. Возможность прорыва энергетического потенциала из глубины подсознания в этих состояниях возрастает. Имеет значение не только явление расщепления (наличие двух личностей — аддиктивной и условно нормальной), но и содержание переживаний аддиктивной личности. Если содержание переживаний носит такой характер, что оно больше стимулирует подсознание, то опасность прорыва материала из подсознания усиливается.

Аддиктивная личность, имеющая в качестве содержания аддикции влечение к еде, характеризуется малой вовлеченностью глубинного подсознания. Нарушение драйва к еде, естественно, происходит, но эта стимуляция индивидуального подсознания отличается качественно от стимуляции коллективного подсознания, происходящей под влиянием религиозного чувства в сектах. Поэтому, спецификой формирования аддиктивной личности в рамках секты является более выраженная опасность возникновения психического заболевания, что подтверждается практикой. Анализ показывает, что психические нарушения шизофреноформного характера у  патологических азартных игроков, у лиц с перееданием, встречаются реже, чем у членов тоталитарных сект. Аддикция к секте в этом плане представляет значительно большую опасность.

Сравнение изменений, происходящих в психике человека в результате его участия в секте с изменениями, возникающими при аддикции, может проводиться и с количественной стороны, выражаясь в том и в другом случае в стремлении человека получать все больше и больше переживаний.

Со временем у члена секты критическое осознание угнетается, прежняя личность вытесняется.

3. Увеличивающаяся связь с группой проявляется в разрыве человека с прежними “корнями”. Жизнь течет в лоне группы. Происходит прерывание контактов с теми, кто отвлекает от постоянной связи с группой.

4. Альенация (отчуждение) от окружающего мира и изоляция, происходящие параллельно со все большим вхождением в жизнь секты.

5. Укрепление приверженности к учению секты, характеризующееся усилением зависимости, контроля над сознанием и чувства идентичности с сектой.

Группа риска

 

Социальные и характерологические особенности индивидов, склонных к индоктринации.

Истероиды.
Психастеники.
Лица с паранойяльной настроенностью.
Зависимый тип личности.
Из семей с гиперопекой.

Из неполных семей.
Лица из асоциальных семей.
Лица с ограниченными физическими возможностями.
Лица, пережившие тяжелые психотравмы.
Лица с развитым эйдетическим восприятием (галлюцинация наяву).
Лица, склонные к конфабуляциям (разновидность ложных воспоминаний” “галлюцинации воспоминания”).
Дети, внуки и родственники сектантов.

Вообще интересно провести аналогию индоктринации с психическим заболеванием. При последовательном детальном сопоставлении в “сухом остатке” выявляем феномен намеренно индуцированного группового паранойяльного психоза с классической мегаломанией, бредом преследования и галлюцинаторно-конфабуляторными аутоподтверждениями избранной картины мира.

Возрастные и половые особенности.

Чем младше человек, тем более он подвержен индоктринирующим влияниям, ибо воспринимает окружение как обучающую среду. Период раннего полового созревания характеризуется активной ориентацией на адаптацию к паттернам общения в малой группе, то есть восприятие правил игры в коллективе. Этот возраст более всего уязвим в плане повышенной восприимчивости к предлагаемым ему паттернам поведения в группе, более того, именно в этом возрасте резко возрастает значение символических родительских фигур, которые проективно разыскиваются вовне.

Второй возраст повышенной чувствительности — юношество 17-19 лет, когда возникает реальная жажда самоутверждения в социуме, однако сил для этого не хватает, а потому нужна поддержка покровителей, которые заведомо сильнее и образованнее самого человека. Достаточно продемонстрировать эффективность собственного поведения    в кризисных ситуациях, для того чтобы стать кумиром молодого индивидуума. В юношеском возрасте очень сильна мотивация к формированию образа “Я” через отрицание отвергаемых моделей поведения. Самоопределение и самоутверждение осуществляется посредством контрастного и резкого разграничения собственной идентичности с наблюдаемыми вовне примерами судеб и моделей жизни. Именно на этом строится   психополитика индоктринации, ориентирующаяся на предложение незрелому индивидууму ролевых моделей, заведомо отличающихся от общепринятых. Личностная зрелость проявляется в адекватном восприятии того образа жизни, который не созревшему индивидууму представляется как формальный, банальный, пыльный (то есть отживший), скучный и серый, отыгравший, исчерпавший себя, неперспективный, безжизненный.

Одна из задач психопрофилактики насильственной индоктринации заключается в предложении на самых на ранних этапах становления личности жизнеспособных, пробуждающих любопытство и стимулирующих естественное стремление к подражанию жизненных образцов.

Согласно статистическим исследованиям, большая часть взрослых индоктринантов принадлежат слабому полу, в то время как подавляющее большинство гуру — мужчины. Сама собой напрашивается гипотеза: главной причиной, приводящей людей в сектантские сообщества, оказывается семейная неустроенность, что вполне естественно в эпоху разрушения социального института семьи.

Нейрофизиологические основы психопрограммирования

Следует выделить некоторые нейрофизиологические основания психопрограммирования.

1. Создание в мозгу очага возбудимости, который, согласно разработкам А. Д. Ухтомского, необходимо стягивает на себя все мозговые возбуждения из окружающих областей.

2. Механизм положительной обратной связи способствует тому, что позволяет с помощью любой информации, поступающей извне, усиливать тот паттерн, который был заявлен как доминантный. Необходимо вмешательство психопрограммиста в работу блока афферентного синтеза, после чего принятие  решений, выгодных сектосоздателям становится “естественным” для субъекта. Окружение способствует тому, чтобы сигнал обратной связи способствовал принимаемой доктрине с помощью таких утверждений, как: “Вы с нами”, “Ты с нами на пути духовного развития”, “Ты растешь”, “Двигаешься в правильном направлении” и т.д.

3. Внутренние награждения (удовольствия) как результат гиперактивации гипоталамо-гипофизарной системы (секреция эндорфинов). Все культосоздатели обладают даром воздействия на генерацию эндорфинов в гипоталамусе; именно для этого все они ориентируются на ощущение радости, любви и принадлежности к некоему сообществу, которое может дать больше, чем посредственная обстановка. Секс, музыка, наркотики, психотехники “бомбардировки любовью”, трансовые состояния, гипервентиляция как реальные провокативные средства, способствующие усиленной выработке эндорфинов.

4. Гомеостатическое равновесие организма как физиологическое основание поведенческих привычек. Секстосоздатели апеллируют к упрочению привычек субъектов, не обладающих достаточным потенциалом воли. Интересно отметить четкое расписание и определенное питание как одну из форм поддержания гомеостатического равновесия крови в индоктринируемом субъекте.

5. Эксперименты Дени Дельгадо по самостимуляции крысами центров удовольствия в мостовидном отделе продолговатого мозга продемонстрировали обязательность самоудовлетворения как один из центральных мотивационных элементов жизни биологического существа. Похожесть воздействия сектостроителей на людей крайне схожа с роковой самостимуляцией крысами центров удовольствий. Сам Д. Дельгадо после осознания социальных последствий собственных экспериментов написал в своем дневнике: “Научившись делать это с крысами, я понял, что можно делать это и людьми”.

Психоаналитические представления о механизмах подавления личностной свободы

Каждый человек предрасположен к покорному восприятию родительских фигур (Матери и Отца). Личность склонна ожидать восприятия таковых вовне и приходит в смятение в кризисных жизненных ситуациях, когда их не находит; именно это и является основной психологической предпосылкой к становлению любых культов. Мастера индоктринации ловко пользуются этим неизбывным человеческим инстинктом стремления к защите, становясь этими самыми родительскими фигурами.

Феномен психологических защит, разрабатываемых в психоанализе, сродни биологическим механизмам саморегуляции. Зомбирование в секте идет с опорой на психозащиты. Например, вытеснение — связывание всю жизнь до секты с чем-то плохим с постепенным выталкиванием опыта из памяти и сознания. Происходит забывание реальной жизни в социуме и ценностей: “Страна, (семья, общество, школа) тебя постоянно обманывала”.

Главное открытие Фрейда заключалось не в обнаружении роли сексуального в жизни человека, но в определении главенства раннего детского возраста в становлении психической стратегии личности.

При любом обращении в культ (индоктринация) необходимым образом производится принудительное регрессирование субъекта к более ранним стадиям личностного развития. Различными приемами достигается его разуверование в собственной индивидуальной состоятельности. Тем самым создается иллюзорная зависимость от псевдородителей (фигуры почитаемого божества, руководителя культовой группы, самого культового коллектива). Для того, чтобы подвергнуть человека принудительному индоктринированию, его необходимо вернуть в состояние психотической пластичности, характерного для раннего детского возраста. Тем самым он не только лишается     освоенных им за годы жизни социализирующих навыков, но и оказывается открытым для восприятия качественно отличных от присущих большинству граждан идей и принципов. Таким образом тактика репрограммирования должна опираться в своей основе на удовлетворение потребности субъекта в защите и безопасности, всемерной поддержке, предоставляемой ему в терапевтической группе либо психологом-консультантом, особенно на первичном этапе выхода из тоталитарной группы.

Роль социального окружения в становлении личностной самоидентичности

Имитация (подражание), согласно данным современных этологов и психологов (Бандура) представляет собой главный механизм социализации как в животных, так и человеческих сообществах.

Человек как социальное существо обладает врожденным доверием к паттернам поведения, демонстрируемым ему ближайшим социальным окружением. Поэтому для одной из четырех программ контроля (контроля за поведением) принципиально важным является то, с кем именно контактирует программируемый субъект. Будучи погруженным в специфическое окружение, он помимо сознания и воли психологически вынужден спонтанно перенимать привычки и стереотипы, демонстрируемые находящимися рядом людьми.

Наряду с этим предлагаются вспомогательные способы поддержания новой идентичности — культовая одежда, особая прическа, своеобразная пища и знаковые ритуальные манеры поведения. Все они способствуют идентификации обращаемого с теми, кто организует свое внешнее поведение сходным образом, в то же время отделяя от привычного ему в прошлом окружения. Колоссальны возможности имитационного наведения желаемых схем поведения, которые охотно используются сектопрограммистами.

Интеракционисты утверждали, что самовосстановление субъекта невозможно вне налаживаемых им связей с себе подобными. Следовательно, необходимым условием депрограммирования субъекта является прерывание контактов с членами тоталитарной группы. В идеале участие личности в “группах помощи жертвам сект” и т.д.

Кроме того, во влиянии на личность тоталитарной группы действует принцип социального доказательства (Роберт Чалдини) найденный в процессе исследования психики когнитивными психологами как интернализированное самодоказательство правоты окружающих. Этот принцип гласит: “Чем больше людей разделяет и поддерживает некое убеждение, тем прочнее вера данной группы в данное убеждение”. Отсюда и прозелитизм, носящий для тоталитарной группы не только коммерческий смысл, но самый что ни на есть жизненно необходимый.

Современные техники суггестии как основной метод конструктивного репрограммирования

Хорошо изученная взаимосвязь между внешним, телесным поведением и нейрофизиологической динамикой позволяет сектосоздателям безошибочно и безопасным для себя способом внедрять в психику новообращаемых необходимые идеи (использование силы образов, обращение к памяти, эмоциональная окраска внедряемых формул).

Каждый выбирает то состояние и действие, на которое он внутренне согласен; даже самые безобразные поступки, инспирированные внушением, самим совершающим субъектом рефлексируются как добровольно избранные. Правда, человек не отдает себе отчета в том, в каком состоянии — регрессированном, подавленном, ослабленном, униженном и угрожающем он принял решения о тех или иных действиях.

Роберт Дилтс в качестве одного из критериев непрофессионализма психотерапевта называл апелляцию к феномену сопротивления: “если что-то не получается — сделай по другому”. В основе всякого суггестивного взаимодействия (именно взаимодействия, а не воздействия), лежит внимание к тому, что нужно подвергающемуся воздействию, что собственно и должен предоставить воздействующий. Феномен сопротивления является синонимом нечуткости, ненаходчивости и даже неуважения терапевтирующего клиента. Тот же Роберт Дилтс определил эффективную психотерапию тремя словами (система Т. О. Т. Е. — механизм обратной связи): цель — чувствительность — гибкость. Для того, чтобы не сетовать по поводу сопротивления репрограммированного субъекта, необходимо достаточно четко представлять (именно представлять, а не просто формулировать словами) себе цель, необходимо обладать высокой Чувствительностью ко всем без исключения его реакциям на терапевтирующие интервенции (опять все та же обратная связь), при этом обладая достаточной Гибкостью, позволяющей переходить от приема к приему, от метода к методу, от стратегии к стратегии, приноравливаясь к невербальному поведению клиента таким образом, чтобы все эти воздействия помогали в достижении Цели.

О неэффективности стандартного подхода к освобождению субъекта от доктринальной зависимости

Наблюдая не соответствующее социальным правилам поведение субъекта, многим назидателям кажется доступной возможность поверхностно и бегло изменить наличное состояние субъекта. Ни психиатры, ни священники, ни психотерапевты даже не предполагают той глубиной укорененности идей и смыслов, которые и определяют стержневую личностную стратегию. Практически каждый из подвергающихся депрограммированию лиц исполнен недоверчивости и подозрения. С ним не желают говорить на его собственном языке, не желают принять во внимание сердцевинность усвоенных им убеждений и установок. По этой причине любая мало-мальски серьезная агрессия внешних идей наталкивается на вполне естественную защиту. Человека нельзя переговорить, а уж тем более невозможно принудить его к исполнению тех правил и законов, что характерны для общества. Человеку можно лишь предложить измениться и помочь ему на пути выздоровления в овладении собственными помыслами и мечтами. Но любое насилие вызывает ответную защитную реакцию, как бы она ни называлась — идентификация, регрессия, изоляция, ситуационный аутизм или власть воспитателя. Проблема зомбирования и связанная с ним, словно оборотная сторона медали, задача конструктивного репрограммирования самым прямым образом связана с биокомпьютерной метафорой психической деятельности. Одной из главнейших заблуждений, доставшихся нам в наследие от Европейского средневековья, является фатальное разделение души и тела, разобщенность психики и организма. Именно биокомпьютерная метафора помогла и медикам, и психологам осознать содержательную неразрывность психического и телесного. Согласно метафоре Тимоти Лири, который лишь приступил к исследованию этого вопроса, психические содержания представляют собой некий аналог программного обеспечения, в то время как нейрофизиологические комплексы организма являются своего рода внекомпьютерным “железом”. Практически невозможно запрограммировать или репрограммировать человека, опираясь на парадигму разделенности душевного и телесного. Еще В. В. Налимов вслед за психологами школы Ринцзай (Дзен-Буддизм) называл тело периферическим мозгом. Импринтированные поведенческие программы нейрофизиологически запечатлеваются вовсе не в коре больших полушарий головного мозга, а в более глубинных слоях нервной системы. (437:)

Процесс зомбирования, порой заходящий столь глубоко, что помочь не в силах даже самый опытный психиатр, осуществляется не эфемерно психически на уровне слов, гипотез и выводов, но именно нейрохимически. Определенным образом изменяется нейрофизиологическая динамика индивидуума. Поэтому процесс репрограммирования   необходимо должен поддерживаться определенными влияниями на сому человека.

Индоктринированные, как замечают многие опытные наблюдатели, начинают иначе говорить, иначе двигаться. Они приобретают особый нейропсихический портрет, целостный и внутренне глубоко связанный — от мнемических фигур и интонаций речи до телесных поз. Только так понимая процесс нейро-психически ориентированной индоктринации мы имеем шанс разобраться с механизмами, лежащими в основе позитивного реконструирования субъективной картины мира, которая в свою очередь и определит будущее адекватное социуму поведение.

Основополагающие принципы организации креатизирующего терапевтического процесса, противоположные технологиям зомбирования

Ненасильственность влияния, предполагающая диалоговый    режим       с замотивированным к освобождению от воспринятой деструктивной доктрины субъектом.

Предоставление возможности сколь угодно долгой остановки на достигнутом в ходе равноправного диалога.

Честное информирование готовящегося к освобождению от индоктринации субъекта о приемах и методах воздействия.

Свободное предоставление участнику терапевтического процесса всей информации как о негативных, так и о позитивных последствиях предполагаемого лечебного диалога. (438:).

Согласие в любой момент прекратить терапевтические интервенции по первому желанию исцеляемого субъекта (хотя как раз это и явится безусловной коннотацией терапевтического непрофессионализма).

Контроль сознания принципиально отличается от принудительной промывки мозгов тем, что предполагает исходно ненасильственные взаимоотношения между психопрограммистом и жертвой. Основной психологической моделью, объясняющей действенность алгоритмов нерепрессивного депрограммирования, являются представления когнитивно-бихевиоральной школы. Это вовсе не означает, что в установлении контроля над сознанием, предлагающим нивелировку прежней (социализированной) и установление новой (сектоориентированной) идентичности не применяются техники или приемы, основывающиеся на модельных построениях иных психологических школ (классический психоанализ, нейро-лингвистическое программирование, гештальт-терапия и т.п.). Однако для того, чтобы в полной мере понять механизмы реконструирующего психику социализирующего депрограммирования, необходимо ориентироваться на использование когнитивно-психологических моделей.

Принципы организации деятельности специалистов в области терапевтического депрограммирования

Необходимость проведения с людьми, готовящимися к работе по депрограммированию, углубленного курса психологического консультирования.

Необходимость изучения родового психогенетического наследования и возможность коррекции такового при обнаружении тех или иных мотивационных изъянов.

Возможность отзыва депрограммистов, не отвечающих требованиям профессионального кодекса.

Создание ассоциации для всестороннего и регулярного обсуждения профессиональных проблем.

Организация системы финансирования сети депрограммистов за счет частных спонсоров и общественных организаций.

Необходимость организации информационного канала для сообщения общественности о происходящем в сфере депрограмматизации.

Взгляд в недалекое будущее

Тоталитарные группы всегда активно используют современные рекламные психотехнологии, начиная от создания суггестирующих сенсорно-активных текстов и изображений (музыка Секо Асахары, транслируемая по радио России, или цветные иллюстрации в книгах кришнаитов) и заканчивая масштабными маркетинговыми кампаниями, результатом проведения которых оказывается создание широких социальных сетей приверженцев нового мировоззрения (рефлекс любопытства, поисковый рефлекс).

У среднестатистического человека в нашем обществе “глаза замылены” повседневным бытом. Многое из окружающего его кажется ему скучным и пресным. Активно развивающиеся секты предлагают яркую и свежую оригинальную альтернативу и именно в ее контрасте с обыденностью и коренятся магнетизирующее и притягивающее внимание эффекты.

Спецификой современных тоталитарных сект являются сложившиеся в последнее десятилетия информационная связность общества, его информационная прозрачность, проницаемость. Если в средневековье новоявленный пророк мог лишь переходить от селения к селению с группой преданных ко-сумасшедших, то сейчас в распоряжении сектостроителей поступили все мощности масс-медиа (радио, телевидение, Интернет). Более того, пример Шри Махариши Махеш демонстрирует почти предпринимательскую подоплеку мотивации организаторов широких сектантских движений. Для продвижения своего идейного товара он привлекает (разумеется не бесплатно) ведущих специалистов в области     рекламных технологий и суггестивных практик. Видные ученые продают свой авторитет в свидетельство об истинности и эффективности методов Трансцендентальной медитации. Прекрасно раскрученные актеры страстно вопиют о своей любви к тем или иным идейным товарам. В настоящее время это приобретает почти стихийную мощь, остановить нарастание которых, в виду биокомпьютерной атрибутивности психики и использования грамотно подбираемых психотехнологий зомбирования, становится если и не невозможным, то крайне затруднительным.

Фактически современное общество, не сумев справиться с объединенной властью психотехнологий и масс-медиа, поставленных на службу неосектантам, в самое ближайшее время рискует превратиться в конгломерат активно воюющих друг с другом локальных идеологических кланов, причем каждый из граждан станет членом какой-либо сражающейся за умы и имущество граждан групп. Понятно, что ни о каком управлении таким социумом речи и быть не может. В каком-то смысле это может быть названо идеологической феодализацией, при которой будут нарушены и деформированы в последнее время складывающиеся механизмы эффективного управления человеческим обществом, ориентированные на развитие всех и каждого. Альтернативой такого рода сектантской междоусобице, на первый взгляд, является только одна — создание монолитного государственного механизма, посредством которого может быть предотвращена деятельность любой из опасно разрастающихся сект.

Полифония разношерстных и разноцветных малых сект будет заменена на одну секту — общегосударственную. Следующий выход может быть определен как развитие социального института профессиональных практиков позитивного репрограммирования, которые будут способствовать повышению психологической культуры граждан, без которой никакая реальная демократия попросту немыслима. Однако   этот выход рассматривается лишь теоретически, так как каждая из сект, будь-то религиозная, политическая или национальная, обладает достаточными ресурсами, благодаря которым она непосредственно долго может продолжать вести борьбу за самосохранение, залогом которого явится подавление и уничтожение более слабых сектантских сообществ.

Мы не вправе рассматривать эту проблему глобально в контексте общечеловеческой организации, но мы в состоянии сосредоточиться на понимании локальных проблем, связанных с необходимостью конструктивного репрограммирования жертв наиболее опасных тоталитарных групп. Только таким образом, решая вполне конкретные, тактические, сиюминутные задачи оздоровления реальных индивидуумов, мы можем вносить посильный вклад в оздоровление общества в целом. В данном случае, репрограммирование синонимично психологическому всеобучу и воспитанию в духе свободы и ответственности. Не это ли является конечной целью всякого целителя и всякого наставника — воспитание человека, несущего всю полноту ответственности за собственные помыслы и собственные деяния, самостоятельно выбирающего свою жизненную дорогу и не стремящегося изощренно манипулировать другими с целью извлечения личной выгоды за их счет.

Заключение

По мнению автора, прежде чем исследовать различные социальные группы, необходимо уяснить для себя необходимые критерии и попытаться развести группы по двум основным категориям.

Группы, где возникает тоталитарная зависимость и личность выхолащивается, и

группы духовного и личностного роста.

Перечисленные ниже критерии служат более для размышления и индивидуальных “медитаций на тему”, чем руководством для “навешивания ярлыков”.

1.1. Тоталитарные группы ввиду конвейерного (массового) характера работы используют более примитивные методы.

1.2. Группы личностного роста используют более уважительные и бережные методики.

2.1. Тоталитарные группы всегда прозелитичны, т.е. используют рекламу (выкрикивание), зазывание и затягивание.

2.2. Информация о духовных группах распространяет спонтанно, сама собой, без навязывания и принуждения. Вхождение новых членов не предусматривается как самоцель.

3.1. В сектах исходным является мнение гуру.

3.2. В группах роста исходным оказывается мнение пришедшего, которым предоставляется право на исповедывание своей собственной картины мира, то есть в тоталитарных сектах одно мировоззрение на всех,

в группах развития объединение различных индивидуумов происходит при обладании каждым своей собственной картины мира, соответствующей его природным склонностям, опыту и тяготению, основой же группового синтеза являются некие метаценностные принципы: уважение друг к другу, ненасильственное отношение к реальности, осознание ценности взаимопомощи и сотрудничества, понимание единства духовного ядра всех при допущении разнообразия форм самовыражения.

4.1. Тоталитарные группы всегда организованы иерерахически.

4.2. Духовные группы всегда подразумевают некое исходное равноправие и равноценность их участников.

5.1. Тоталитарные группы пытаются вырвать человека из социальной жизни. Для этого группа создает человеку иную субъектную реальность, противоречащую общесоциальным представлениям о действительности, но разделяемую “родственниками” по вере. (443:).

5.2. Целью духовных групп не является отлучение человека от мира, но более сознательное и глубокое понимание социальной жизни и ее законов.

6.1. Тоталитарная группа всегда характеризуется колоссальными посулами — от материальных или духовных благ до предоставления возможности повелевать другими и активным участием в спасении всего живого.

6.2. В группах духовной ориентации достижение всевозможных благ не является широко пропагандируемой целью. Личностный рост ценен сам по себе.

 

 

Hosted by uCoz